понедельник, 24 октября 2016 г.

От Бендесана до Дешта

Колонна Михельсона уже перешла хребет и спустилась с окружающих Сайван Курган сопок, маршем двинулась к поселению, как внезапно прогремел выстрел. Британские войска неожиданно собрались в довольно большом числе у поля с неубранным пшеном и открыли огонь по конному разъезду казаков, двигавшихся в авангарде колонны. Вероятно, британцы так же были удивлены нашим появлением и не ждали нас. Кроме того, начинало уже смеркаться, а располагаться на ночлег в виду неприятеля, имевшего возможность произвести из садов нечаянное нападение, было бы весьма неудобно, и потому решено было с ходу перестроиться в боевые порядки и атаковать. Неприятель так же спешно строил свои линии. Бой начался!














Британцы отвечали неумолкаемым живым огнем, не трогаясь с места! Все их боевые порядки заволокло черным дымом, но по счастливой случайности потерь не понесли, хотя наши солдаты немного замешкались.





Полурота Оренбургских казаков, под командою хорунжий Небейконя, выскочила, по приказанию Михельсона, на позицию, оседлала гребень холма в 300 шагах от фронта британцев и, моментально сориентировавшись на местности, определили окутанное черным пороховым дымом орудие, обстреляла фронт с ходу, стреляя по огню и дымам. Небейконя сделал всего три залпа и заставил надолго замолчать орудие! В дыму, что либо разглядеть не представлялось возможным, но вероятно пуля меткого стрелка смогла зацепить ящик с боеприпасом, от которого случился большой фейерверк. Похоже, особых потерь среди артиллеристов не было, но орудие же стало стрелять прямо вверх, без поправок на ветер и дымы и какого либо урона нашим силам (мы неправильно трактовали правила со стрельбой и люто неправильно со стрельбой артиллерии в частности. Но мы исправились и прочитали правила второй раз). Это было верным признаком паники, охватившим артиллеристов и потому, вдруг, спешить было нечего.







Выставив все наши силы по фронту, сведя правый боковой авангард в стрелковые порядки, Михельсон перевел войска на избранную позицию на холмы, при громе неприятельских выстрелов с фронта, на которые наша пехота и казаки отвечала живою канонадою.



По левую же руку боя Михельсон командовал поручику Краеву (да, Кузьма Никифорович получил повышение) с полуротой сбить неприятеля с фланга и отчистить бахчу от неприятеля. Затем, арьергард, составлявшем прикрытие наших тылов, заключавшим в себе девять конных казаков должен был следовать за инфантерией и на штыках белых рубах ворваться в тыловые порядки британцев. Но пустившись вскачь по направлению к неприятелю замешкались, сбились в бесформенную толпу и, постреляв для приличия на конец каждого хода так и остались в тылу. Карта урядника упорно не желала выходить. Войска вытянулись, непрерывно паля, сквозь дымы медленно двинулись полуротой Краева в сторону неприятеля. С каждым ходом белые рубахи приближались к противнику. У нас появились первые потери, но и неприятель в поле истекал кровью. Ответные залпы были все менее и менее числены.  






Когда уже почти стемнело вдруг вправо от бахчи и параллельно холмам обнаружилась неприятельская пехота, колонной на марше, но малочисленная. Раздалась неистовые крики — знак, что неприятель начал готовиться к штурму. Для дальнейшей обороны по угрожаемой нашим порядкам пехоте неприятеля были сосредоточены все силы под командованием Михельсона. Штабс-капитан махнул шашкой и через мгновение все было кончено. Ночь спустилась на землю и не было видно ничего на расстоянии пяти сажень. Бой прекратился так же внезапно, как и начался. Все стороны отошли от места боя на версту – две.


Так прошел первый день боя, стоивший нам сравнительно небольших потерь: убито 4 нижних чина. Но положение наше было все-таки весьма затруднительное. Не говоря уже о том, что никто из солдат и казаков почти не спал больше суток, им пришлось голодать, так как сух. паек был израсходован, а достать пропитание было не откуда. В кромешной и безлунной ночи передвигаться было решительно невозможно. К тому же неприятель был рядом, но судя по доносившимся звукам британский солдат испытывал такие же неудобства и готовился с рассветом дать новый бой. Михельсон с этой мыслью обошел все войска команды, со всеми разговаривал, благодарил казаков и солдат за их труды. Некоторые читали вслух молитвы, другие крестились. Но все готовились.








 26 октября с 11-30, в клубе "Авалон" состоится вторая часть марлезонского балета. Будем исправлять ошибки молодости и учить мат.часть в поле.

7 комментариев:

  1. Ответы
    1. Тебе как главному соучастнику респект!

      Удалить
  2. Отличные бой и репорт! Ну, а далее -- работа над ошибками)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Нам поможет только практика! Спасибо!

      Удалить
  3. Слава русским чудо-богатырям, лихо навалявшим овцелюбам по самое не балуй! 8)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. "Рады стараться, ваше Благородие!"

      Удалить
  4. Отлично получилось. та самая стилистика :)
    А по-поводу стрельбы - во второй редакции она стала гораздо проще, универсальнее и ближе к Chain of Command, с которым наше Новгородское комьюнити уже хорошо знакомо

    ОтветитьУдалить